Телефон: +7 (921) 9026855         E-mail: 9026855@mail.ru

Гусаров Валерий

Электричка остановилась у второй платформы жёлтого вокзала города Павловска.Небольшое количество оставшегося народа потянулось к выходу из вагона.Основная масса схлынула на предыдущей остановке в Пушкине и поезд побежал дальше облегчённо.Сидя справа у окна,я пытался угадать,где же этот посёлок с непонятным названием — Тярлево? Но электричка доехала до конечной станции,а ничего похожего на посёлок я так и не увидел.Пушкин закончился быстро,проскочили один переезд,потом другой,пошли какие-то поля,деревья явно не лесного происхождения,редкие домишки,проскочили мощный железнодорожный мост над дубовой аллеей,уходящей вдаль,затем другой,менее монументальный над дорогой.Электричка стала тормозить и остановилась у платформы.»Приехали,- сказала мама — Пошли искать новое пристанище Шурейки».Так родители называли мою старшую сестру Александру.Недавно она с дочкой переехала на новое место работы и жительства,о чём сообщила родителям.Теперь мама ехала оценивать её новое пристанище,а я просто ехал за впечатлениями и встречами.Весна заканчивалась вместе с учебным годом.Свежая светлозелёная листва уже не намекала,ясным понятным текстом сообщала о неминуемых каникулах.Чего бы не поехать «загород» вначале на трамвае до Витебского вокзала,потом на электричке до Павловска,где предстояло ещё отыскать посёлок Тярлево,а в нём Шурейку,её дочку Надю и тётю Шуру,не так давно приехавшую к ним и оставшуюся жить вместе с ними?Это сколько приключений за один день!

Спустились с платформы,перешли рельсы.Дальше шла широкая тропинка с насыпи.Предстояло идти вдоль железной дороги назад,сестра предупредила,что от вокзала нужно будет вернуться на километр-полтора по дороге,идущей параллельно железной до посёлка.Справа от дороги располагался лес,слева пустое холмистое пространство за мостом,который только что миновала электричка.Впереди виднелись деревянные домики посёлка,видимо,того,куда нам и предстояло дойти.Откуда-то куда-то внизу тёк ручей,пересекавший дорогу.Мостик для его преодоления был узенький,ровно в три доски с перильцами с одной стороны.Ручей внизу был довольно быстр,его журчание долетало до ушей.За широким оврагом стояли дома.Пройдя чуть дальше,в тени больших старых лип недалеко от дороги были видны два двухэтажных дома в окружении толпы разномастных сарайчиков.У крыльца первого дома стояла женщина и с любопытством разглядывала незнакомцев.Подойдя поближе,мама поздоровалась и спросила её,где в посёлке Большая улица?
-»А какой дом Вам нужен?»- вопросом на вопрос ответила женщина.

-»Номер один.»
-»Вот сюда пройдите между сараями и выйдете к нему.»
-»А Вы не подскажете,где живёт фельдшер?Она недавно переехала сюда.»
-»Как раз к её крыльцу и попадёте.Она на втором этаже живёт.»
Мама поблагодарила женщину.Пройдя между сараями,мы вышли в маленький двор к соседнему дому с крыльцом и тремя деревянными ступеньками под навесом.

За дверью находился небольшой тамбур.С правой его стороны на второй этаж вела узкая и довольно крутая лестница с поскрипывающими ступенями.Она заканчивалась площадкой с окном и двумя дверями,одна из которых была распахнута.За ней в полумраке,освещённом единственной лампочкой простиралась огромная коммунальная кухня с несколькими столами и умывальниками.Приличное место занимала чёрная дровяная плита.На каждом столе стоял керогаз или керосинка.У столов лавки с вёдрами,закрытые крышками.Через единственное окно,выходящее на площадку,дневной свет едва пробивался.В противоположной входной двери стороне,в глубине было несколько дверей.Мы в нерешительности стояли посреди кухни,слушая полную тишину дома.Ни голосов,ни звуков какого-либо присутствия людей не было слышно.Наконец мама решилась постучать в одну из дверей,располагавшуюся прямо,две других были в левой и правой стене.Причём,правая была открыта,но за ней ничего,кроме полного мрака видно не было.Дверь на стук никак не отреагировала.Но из соседней двери слева выглянула женщина,вопросительно глядя на нас.
-"Простите,не подскажете,где живут Улановы?»- извинительным тоном проговорила мама — женщина из соседнего дома послала сюда на второй этаж».
-» Пойдёмте,покажу»,- ответила женщина и пошла в дверь напротив,в полную темноту.Ориентировалась она неплохо,так-как через мгновение раздался стук,приоткрылась какая-то дверь и в коридорчике,скрывавшемся в темноте,куда,оказывается,вела из кухни дверь справа,раздался её голос :
«Шура,к вам пришли!»
Следом за женщиной на кухню вышла Тётя Шура и,увидев нас,всплеснула руками и причитающим голосом воскликнула :»Лизонька,Лелик!Чего вы стоите?Сейчас свет зажгу!Проходите…»
В коридорчике зажглась лампочка и осветила ещё три двери,одна была распахнута.

Я уже отвык от такого к себе обращения,как «Лелик»,напоминающего те младые годы,когда я не умел произнести звук «Р-р-р»,но тётя,не очень часто меня видевшая,так и продолжала упорно называть меня Леликом.Встреча сестёр по-женски была продолжительной,бурной и даже слезливой,как-будто не виделись они лет несколько.Зато это обстоятельство помогло мне оглядеться основательно.Новое жилище сестры состояло из двух комнат.Первая прямоугольная поменьше и большая квадратная,угловая,одним окном на какую-то дорогу и вторым окном в небольшой дворик и дом напротив с причудливой крышей и острой башенкой.Перед домом росли большие липы,под ними стоял стол с лавочками,чуть дальше стоял теннисный стол.Оба дома от дороги,в которой я поначалу не признал улицы,были отделены штакетником.Не признал же я улицы потому,что с той противоположной стороны был большой пустырь без домов и построек.Дальше дорога уходила куда-то вниз.Куда?Это ещё только предстояло выяснить.

Тем временем пришла сестра с дочкой.Оказывается,они ходили в магазин за продуктами.Здесь в деревне где-то был свой магазин.Для меня это обстоятельство явилось открытием.Не столько само наличие магазина,сколько присутствие в нём каких-то продуктов.Судя по количеству свёртков и кульков в принесённой сестрой «авоське»- сетке с двумя ручками,среди которых была и бутылка,заткнутая пробкой,с разливным подсолнечным или,как называли взрослые,постным маслом,продукты в магазине присутствовали.Когда меня возили к сестре на Карельский перешеек,где она работала до этого в деревенском медпункте,там в магазине продавали только водку,папиросы и хлеб,выпеченный здесь же в местной пекарне.И я думал,что продукты водятся только в городе.Оказалось,что это не так и это было открытием.Выходило,мама зря тащила объёмистую сумку через весь город и от электрички до дома,всё-таки найденного нами.
Тем временем уже закончились все женские охи-ахи,обсуждены все незамысловатые житейские новости.Все сели за стол «попить чайку».Так называлось тогда и продолжает называться сейчас поедание бутербродов,пирогов и прочего под запивание их чаем,чтобы легче проходило.Когда закончилось и это мероприятие мне,наконец-то,было предложено пойти погулять,но с обременением в виде племянницы,которая грозилась осенью пойти в первый класс.Взрослому самостоятельному человеку в седьмом классе обременение было,конечно,существенное,но не критичное.
-»Ты хоть посёлок-то знаешь? — спросил я у Нади- Хоть какие-то маршруты изучила,чтобы не заплутать по дороге?»
-»Да мы с мамой уже не только в посёлок ходили,мы даже через парк в Павловск ходили.»
-»Через какой парк?»
-»Ну ты даёшь!Вы же с вокзала-то как сюда пришли,не парком что ли?
Тут я понял,что лес с правой стороны дороги,которой мы шли,и был парком.То-то этот лес показался мне подозрительным,не очень похожим на дикий настоящий.Здесь необходимо пояснить,что в те годы парк не был огорожен вовсе и вполне мог восприниматься лесом,если бы не аллеи,выходящие прямо на дорогу,естественно,не асфальтированную.Именно эти дорожки,прямые и ровные,отличали его от настоящего леса.
Уже знакомым путём через кухню по крутой лестнице мы спустились вниз во двор,обрамлённый разномастными сараями.Весеннее солнце уже лилось по летнему и грело нешуточно землю,из которой бодро вылезала трава.
-»Куда пойдём?»-спросил я своего штурмана.
-»Пошли,я покажу тебе,где мы посадили картошку,-предложила Надя,- это недалеко у ручья.»
Мимо деревьев,которые я наблюдал из окна,мы вышли на улицу Большую,ничего крупного,кроме названия,не имеющую.Этот угол,плотно поросший липами,скрывал три двухэтажных дома,два по линии улицы и один в глубине ближе к той дороге,по которой мы пришли от Павловского вокзала.Дальше улица уходила вниз,вглубь посёлка.Туда и повёл меня маленький экскурсовод.Под гору идти было легко.Мы быстро добрались до ручья,пересекавшего улицу и забранного в трубу под дорогой.Дальше улица пошла на подъём,но мы туда не пошли,а повернули налево вдоль ручья и мимо домов дошли до небольшого участка вскопанной земли на берегу.Таких клочков здесь было несколько,но картошка ещё не появилась ни на одном из них.Само место было тихое,живописное и умиротворяющее.Одноэтажные домики,утопающие в яблонях,ягодных кустах и бесконечных грядках вокруг,тропинка вдоль ручья и он сам,спокойно журчащий,уходящий ввысь противоположный берег с домами наверху,весь склон,так же изрезанный грядками с проснувшейся клубникой.Тогда эту ягоду почему-то называли Викторией.А главное,это почти полное отсутствие людей.Редкие прохожие были одеты как-то не по городскому и шли по своим делам неспешно.
-»Куда пойдём дальше?» — спросил я Надю,когда мы вернулись на улицу к мостику.Поразмыслив мгновение,она показала пальцем куда-то вверх по дороге : «Пошли к колонке,посмотришь,где мы воду берём.»
-»Ни фига себе!Далековато у вас вода.»
-»Мама говорит,что скоро у нас будет своя колонка напротив дома.»
Теперь улица от ручья пошла вверх с домами по обеим сторонам.Впрочем,слева появился глухой забор,скрывавший явно нежилое строение.Он тянулся и дальше за угол,когда мы свернули в боковую улочку.Сразу за кончившимся забором и находилась водоразборная колонка.У неё «колдовала»женщина с двумя вёдрами.Одно уже стояло с водой,второе она наполняла,нажимая толстую металлическую ручку.Набрав второе,она подхватила вёдра и скрылась в калитке дома напротив.
Я,естественно,не отказал себе в удовольствии нажать эту ручку.Вода бежала споро и долго держать её включённой было нельзя,да и моя спутница,вдруг обьявила,что пора идти домой,что она хочет есть.